Rambler's Top100
 / Питомник доберманов из Зоосферы /Dobermann kennel iz Zoosfery - our dogs, puppies, champions

В Париж, по делу, срочно!

Рассказ о вязке Каббалы из Зоосферы с Прайд оф Раша Каспием
и очередных приключениях «бедного доберманиста».

      «Вязать не с кем» - довольно распространенная в последнее время фраза владельцев сук. Раньше-то какие были кобели – о-го-го! – Квиринусы да Гамоны, корм был жирнее, прививки прививестее, а покупатели вставали в очередь за щенками и не спрашивали про цену.
      Однако, я, наоборот, страдал от переизбытка кандидатов на роль второго мужа для Беллы. Хотелось и такого, и сякого, и того и даже вот этого попробовать. Однако, по понятным причинам, утроба суки не место для винегрета. Нужно было выбирать. Евгений Григорьевич, определив несколько комбинаций, значительно сузил поле для сексуальных притязаний Каббалы и, наконец, вырисовалось одно направление – Париж!

       - О, мон плезир, мы едем в Париж! - сказал я Каббале и прочитал на ее лице (ну, не на морде же, право слово) выражение крайней озабоченности.
      - Давай только без приключений! – сказала, наконец, Белла.

      Я сделал вид, что собаки не разговаривают, и предался грезам. Я представил себя постройневшим, гуляющим по Трокадеро, рю де Риволи, Плас Пигаль, и, наконец, знакомящегося со знойной мулаткой где-то в Булонском лесу.
      Перспективы, как кинологические, так и романтические, меня вдохновили и я немедленно написал письмо Фариду и Ане – владельцам замечательного Прайд оф Раша Каспия, на которого и пал наш выбор.
      Действовал я заранее, чтобы все предусмотреть. Фарид любезно прислал приглашение, я собрал все документы и сразу после новогодних праздников посетил визовой центр посольства Франции.
      Документы приняли быстро, а уже через 3 дня выдали визу. Единственным огорчением был срок визы – всего 2 месяца. Просил то я на год. Но ничего, главное, что виза уже в кармане.

* * *

      Дни тянулись, а Белла и не думала пустовать. Прошли уже все сроки. Фарид два раза звонил, потом, решив, что я вообще передумал, перестал меня беспокоить. А я в свою очередь прикидывал, что делать в случае, если течка начнется уже после того, как кончится срок визы.
      Но все сложилось удачно. Белла потекла, Евгений Григорьевич в эти же дни собрался тоже лететь во Францию в местечко Mizieres-sur-Seine в питомник «Devil Inside» (т.е. «Дьявол в душе») смотреть родившихся там щеночков, а Каспий как раз проходил в этом питомнике подготовку к IPO.
      Лететь вместе, к сожалению, не получилось, но мы договорились о встрече. Я купил билеты на рейс Air Berlin, с пересадкой в Дюссельдорфе. 21 марта в самый разгар матча «Спартака» с «Зенитом» (Юля Болдинова сообщала мне по SMS ход встречи) я отправился в «Домодедово».
      Зарядил дождь. Провожающие меня друзья успокоили, что это хорошая примета, и препроводили сразу к стойке регистрации.
      Сначала все шло нормально. Потом вдруг выскочил молодой менеджер авиакомпании и потребовал, чтобы бокс, в котором летела Белла, мы обмотали скотчем крест-накрест, потому что были случаи, когда бокс открывался и собаки убегали. Проделал я эту процедуру довольно коряво и тогда менеджер с какой-то особой основательностью самолично извел на мой бокс два рулона широкой липкой ленты.
      Поехали сдавать клетку в багаж. Там не было какого-то начальника. А без начальника клетку не принимали. Наконец, пришел начальник, посмотрел на бокс, молча кивнул головой и торжественно удалился в свое начальственное никуда. Бокс с Беллой приняли, а я побежал на паспортный контроль, ибо до рейса оставалось всего 30 минут.
      На контроле работали две кабинки, к которым бесконечным рядком тянулось почему-то четыре очереди. За 20 минут я продвинулся всего на 5 метров. Где-то под ложечкой неприятно засосало, а по позвоночнику скатилась холодная капля пота. В этот миг репродуктор прямо надо мной разразился несколько визгливым женским голосом, который потребовал, чтобы пассажир Верный немедленно прошел на посадку.

— Я стою в очереди, посмотрите, что здесь творится! - воскликнул я, обращаясь прямо к репродуктору.
— Они тебя не услышат. — Тихо и обреченно среагировал стоявший рядом пассажир. В руках он сжимал посадочный талон на рейс, значившийся на табло как отправленный.

      Оптимизма это не прибавило.
      Тут я заметил что впереди, уже возле кабинок контроля, люди в очереди смешиваются, образуя неупорядоченную толпу. Я прошел туда, чуть-чуть потолкался и удивительным образом оказался одним из первых.
      В салон А-320 я влетел в последний момент, плюхнулся в кресло, достал портативный DVD-плеер, включил какой-то новый фильм с Мэттом Деймоном, где он бегает по Ираку, и стал ждать, когда приедет тележка с напитками.

* * *

      Два с половиной часа до Дюссельдорфа пролетели довольно быстро. Между рейсами у меня был час. Я прошел паспортный контроль, перебрался в другое крыло аэропорта, увидел бар и немедленно выпил кружку немецкого пива.

Хорошо соложенный и благородно охмеленный янтарный напиток приятно осел в желудке. Можно было проходить на посадку на следующий рейс в Париж.
      На контроле посадочных талонов я спросил про собаку. Девушка куда-то позвонила и подтвердила мне, что все нормально, бокс с Беллой сейчас погрузят. Оказалось, что в Париж летит уже не А-320, а маленький Bombardier Canadair Regional Jet. С трудом протиснувшись в салон, я обнаружил, что не помещаюсь в кресло. К счастью, самолет оказался полупустым и мне нашли два свободных места, где поднимались подлокотники. Там я и угнездился.
      Самолетик уже собирался взлетать, как вдруг в салон поднялись два полицейских, по крайней мере мне показалось что это полицейские, которые спросили: «Ху из мистер Верни?».
      Я поднял руку и в ту же секунду был схвачен бравыми парнями, наредкость оперативно спущен с трапа и запихнут в спецмашину. Краем глаза увидел, что бокс с Беллой выносят из самолета и водружают на погрузчик.
      Я достал мобильный телефон и успел отправить одно SMS Наташе Романовой, где сообщил, что со мной происходит.
      Меня привезли в какое-то здание аэропорта. Туда же доставили бокс с Беллой. В помещении собрались несколько человек. Женщина, похожая своей нордической решительностью и неприступностью на Барбару из фильма «Семнадцать мгновений весны», которую потом прихлопнул Хельмут, сказала: «Бокс скотчем обмотал! Но мы тут не идиоты! Разматывай и выводи собаку!».
      Я схватил со стола канцелярский нож и этим вызвал замешательство собравшихся. Быть пристреленным в дюссельдорфском аэропорту очень не хотелось. Попытался изобразить на лице голливудскую улыбку. Вероятно, получилось не очень хорошо, потому что кое-кто попятился к стенке, а бравые вояки, доставившие меня к месту досмотра, потянулись к спецсредствам на поясе. Жестом показав на бокс, облепленный скотчем, я стал медленно двигаться в его направлении и уже когда взрезал первый слой ленты, почувствовал, что напряжение спало.
      Освободив бокс от пут, я выпустил Беллу. У Барбары, кажется, сперло дыхание. Впрочем, возможно, она предвкушала, как сейчас отыщет в клетке пару кило гашиша. Мне приказали вывести собаку на улицу, что меня страшно обрадовало. Белла с удовольствием пописала, подпрыгнула и лизнула меня в щеку. В это время аж 5 человек разбирали по частям мой боксик, трясли Беллину подстилку, простукивали дно. Чем дальше продолжались их действия, тем большее разочарование проступало на лицах неудачливых борцов с российской контрабандой.
      Наконец меня позвали назад и потребовали «хунде аусвайс». Я начал выкладывать из сумки ветеринарный паспорт, международное ветеринарное свидетельство, европейскую ветеринарную форму, паспорт чипирования, свидетельство о серологическом исследовании на наличие антител к бешенству, копию родословной… Проверяльщики совсем сникли, вернули мне все документы, сказали «эншульдеген» и пригласили в машину, чтобы вернуть в самолет.
      Между тем, меня ждал лайнер с пассажирами, изнывающими от духоты. Поднялся по трапу и был немедленно атакован каким-то русскоговорящим гражданином в тренировочных штанах, который летел в Париж на мероприятие с детьми. Он был недоволен мной, моей собакой, моими размерами и, кажется, моей мамой. Последнее вывело меня из себя, я схватил его за майку и предложил пересчитать зубами ступеньки трапа. Тут подоспела супруга нервного «физкультурника», которая резонно предположила, что сейчас нас всех заберут в полицию и мы уже вообще никуда не улетим. Пообещав найти меня после, пассажир уселся на место.

* * *

      До Парижа долетели очень быстро. В иллюминаторе открывалась изумительная картина – ночной город. Фотография, конечно, получилась смазанной, но я ее все равно хочу показать.

      Вышел в здание аэропорта, никакого контроля уже не было. Тут же встретил радостного Фарида, а затем подошла Аня с детьми — Рустамом и младшеньким Аскером.

      Получил сумку из багажа, а бокса все нет. Фарид побежал искать Беллу по аэропорту. На это ушло, наверное, минут двадцать. Наконец, он нашел бокс совершенно в другом зале.
      Выгуляв Беллу, мы загрузились в огромный автомобиль и поехали в питомник «Девил Инсайд». Приехали ближе к полуночи. Переполошили многочисленных собак в вольерах. Хозяин дома Себастьян вывел Каспия, а Фарид светил нам автомобильными фарами. Белла, кажется, была настроена на долгие приготовления и обнюхивания, а вот Каспий, пару раз лизнув Беллу в мочку носа, немедленно развернул ее более интересной частью корпуса и показал себя настоящим мужиком, несмотря на недоедания и лишения во время дрессировочного процесса.

* * *

      В понедельник я отдыхал и посещал супермаркет. Ходил вдоль многочисленных и нескончаемых полок с сырами, колбасой, вяленой свининой, устрицами и вином. Я готов был купить всё! Но пришлось сдерживать свой аппетит. Взял всего лишь 4 кг сыра, килограмм вяленой свинины, 4 батона изумительной колбасы в плесневой оплетке, устрицы и 3 бутылки вина просто в номер скоротать вечерок.

      А Евгений Григорьевич в это время пытался добраться до города из аэропорта Шарль де Голь, где он нанял здоровенного увальня негра, беспрестанно повторявшего фразу: «О’кей, мистер». Надо сказать, что при этом знание таксистом города было вовсе не «о’кей». Когда после двух часов кружения вокруг площади Революсьён Евгений Григорьевич предложил таксисту все же проследовать к улице Вольтера, негр в очередной раз сказал «о’кей» и продолжил кружение. Пришлось вызывать по мобильному Веру, давнюю знакомую Евгения Григорьевича, которая сейчас живет в Париже, она подошла пешком к этому месту и спасла Розенберга от афро-французского Сусанина.

* * *

      Вторник. За мной заехал Фарид и мы отправились в «Девил Инсайд». Евгений Григорьевич с Верой уже были там.
      Сначала мы сделали контрольную вязку Каспия и Каббалы. Сфотографировали супружескую пару вместе, а затем сняли Каспия рядом с гигантским переходящим кубком, который он заработал, как Лучший доберман Франции 2010 г. До этого кубок, кстати, находился в «Девил Инсайд» в доме Себастьяна и Сандрин, потому что лучшим доберманом прошлого года был Митто дель Нази.



      После фотографирования мы отправились в дом смотреть щеночков от Митто дель Нази и Российский Колорит Тсар’а Беллы.
  
Mitto del Nasi

  
Российский Колорит Тсар’а Белла


      Евгений Григорьевич ставил щеночков, а я фотографировал. Один из кобельков ему очень глянулся и, скажу по секрету, скорее всего ЕГ привезет его в Москву. Также он выбрал и сучку, которая приедет в один из российских питомников. Кстати, как вы думаете, на что ставили щенков? Ну, конечно же, на настоящий роскошный сыр камамбер – это же Франция!


  

      Получив большое удовлетворение от щеночков, мы отправились в местный азиатский ресторанчик на прощальный ужин, где налегли на утку под сычуаньским соусом, роллы с овощной начинкой и гигантские креветки на гриле с остро-сладким китайским соусом. Бон аппетит!





* * *

      Среда, день отъезда. Фарид с Аней, Рустамом и Аскером не поехали домой и остались ночевать в отеле в Mizieres-sur-Seine, чтобы утром рано отвезти меня в аэропорт, за что я был несказанно благодарен.
      В 6 утра мы загрузили все вещи в машину и отправились. Вначале дорога была неплохой, и я еще обдумывал планы, что можно прикупить в «Дьюти фри» в аэропорту. Однако, вскоре случилось непредвиденное. На одном из шоссе, как назло ограниченном с обеих сторон забором и не имеющим ближайших съездов, произошла авария. Машины встали плотной стеной.
      Время шло. Вначале мы шутили на тему возможного опоздания. Затем эта перспектива перестала казаться нереальной. За 50 минут мы продвинулись всего на 2,5 км, а нужно было по этому шоссе проехать 11 км !!!
      Справа была пустой резервная полоса. По ней мы не имели права двигаться, но решили рискнуть. Подумали, если остановит полиция, то покажем мой российский паспорт и билеты – ну, должны войти в положении.
      Но проехать нам не дали. Французские водители, увидев, что мы пытаемся пролезть по резервной полосе, немедленно принимали вправо, высовывая на полосу носы своих машин таким образом, чтобы места нам не оставалось. В ряде случаев Фариду удавалось, убрав зеркало, искусно лавировать между забором и машинами, но в один из моментов машину все же поцарапал.

      Мы поняли, что уже никаким образом на рейс не успеваем. Фарид позвонил с мобильного телефона в авиакомпанию и они предложили перебронировать билеты на четверг с доплатой в 200 евро. Делать было нечего, я согласился.
      В салоне автомобиля повисло грустное молчание. И тут нас всех страшно развеселил Рустам.

— Папочка! - вдруг сказал он. — А можно я тебе кое-что скажу по секрету.
— Можно, — ответил Фарид. — Но и дяде Мише, наверное, тоже скажем, правда?
— Нет! – разволновался Рустам. — Дяде Мише вообще нельзя говорить!
— Ну, хорошо, — сдался Фарид, — дяде Мише не скажем. Так что у тебя за секрет?
— Мама вчера сказала… Мама сказала… — Рустам с опаской оглянулся на меня и снова повернулся к папочке, — Мама сказала, что дядя Миша похож на Винни-Пуха!

      Занавес. Зрители надорвали животы.

* * *

      Фарид устроил меня в отеле рядом с аэропортом и купил в подарок 8 банок моего любимого Гиннеса.

      Почти всю ночь не спал, боялся, вдруг еще что-то случится. Благо в этом отеле был ранний завтрак с 4-х утра. Я хорошенько погулял с Беллой, собрал все вещи, позавтракал, загрузился в «шаттл» и доехал до Орли. В 5:30 клетка с Беллой стояла уже возле дверей аэропорта.

      Путь назад прошел без приключений. Если не считать, что в «Домодедово» не прибыло такси, которое я заказывал.
      Предложения местных мафиози добраться до города за какие-то немыслимые суммы я отверг. Тут ко мне подошел какой-то человек и предложил недорого уехать в город на большой машине. За 1700 рублей сговорились.
      В итоге ехал я домой на микроавтобусе какой-то буддистской религиозной организации. Салон был оранжевым и в нем были развешены бумажные фонарики и колокольчики. Управлял автомобилем лысый монах, который почти не говорил по-русски.
      Ну, что ж, очередное путешествие закончено и закончены очередные приключения. Будем ждать щеночков, дай бог, Каспий с Беллой не подведут.


Михаил Верный.





животные: собаки, породы собак, кошки, волнистые попугайчики, попугай, лошади, породы лошадей, аквариумные рыбы, черепахи, змеи, фото обои, фото животных, крысы, хомяки, кролики, морская свинка, клички, реферат экологии, рефераты биология Рейтинг лучших сайтов мира собак Rambler's Top100